Культпросвет (cultprosvet_mag) wrote,
Культпросвет
cultprosvet_mag

Коляда-театр. «Гамлет». Часть 4. Преодолевая себя

(предыдущая часть)

Для начала надо набраться терпения и выдержать первые минут тридцать — сорок. Когда смотришь в зале, то ты это вынужден делать, до антракта уходить как-то неловко, но, смотря в записи, всегда есть соблазн выключить эту «муру» немедленно. И в случае зрителя, каким была моя мать, это даже лучше, психика останется здоровее, потому что, если набраться терпения и пересидеть первые позывы, то дальше действие затягивает и начинается странная игра с подсознательным.

Фото с сайта http://www.dramteatr.com

По большому счету, в постановке практически нет Шекспира, хотя слова и его. А что есть? Есть странная мистерия, которую и хочется понять. Ведь автор зачем-то это делает? Зачем? Критики чему-то восхищаются, чему? А зрители? Почему они не встают и не уходят, когда на сцене то один голый мужик сидит в ванне, то другой подмывается?


Да и кто эти зрители? Зачем они пришли, и что они с собой унесут? Как и что делает с тобой режиссер, что действие тебя в итоге начинает затягивать?

Еще раз вернусь к теме параллелей с фильмом «Две стрелы». Коротко его фабула: действие происходит в каменном веке. В племени первобытных людей происходит убийство, которое вносит смуту в "нормальную" жизнь. «Длинный» (убитый) должен был выступить на совете племени, но получил две стрелы в спину. Главе рода нужно найти виновного. Подозрение падает на «Ушастого», художника и мечтателя, странного человека для того времени.

Фильм «Две стрелы». 1989. Алла Сурикова

Теперь вернемся к постановке. В ней Дания - это первобытное племя, где Гамлет выглядит странным, выпадающим из своего времени "Ушастым". При этом он выглядит как европеец, или даже, скорее, как дикарь, отучившийся в Европе, но вынужденный вернуться в свою дикость и страдающий от этого. Постановка временами производит удивительно отталкивающее впечатление. Что-то похожее на «Трудно быть богом» А.Германа: грязь, низость и концентрированная мерзость:


Трудно быть Богом» 2014. Фильм А. Германа
Только Германа я «выдержать» не смог, хоть и пытался пару раз, а тут через какое-то время действие затягивает. Вдруг понимаешь, что это не балаган, не «Маски-шоу», что это очень сильно и профессионально сделано. Режиссёр играючи работает напрямую с подсознанием зрительного зала. А тот, скорее ощущает, чем понимает происходящее. Причем, с разными зрителями игра идет на разных уровнях. Действие многослойно, и культурная дикость, или же наоборот «рафинированность» вовсе не защищают от авторского влияния. Жаль только, что воздействие идет «на понижение», и в результате культура уничтожается изнутри сознания. Как? Я так до конца и не понимаю, но по ощущениям режиссер сталкивает «культурность» и подсознание, причем первое в роли омеги, а второе — альфы.

Как это делается можно проследить на происходящем с «Мона Лизой», с которой на протяжении всего спектакля происходят всякие непотребства. Ее «лапают»:


Ей зашивают рот:


Ее «насилуют»:


И приносят в “жертву”:


Почему для надругательств выбрана «Мона Лиза»? Подозреваю, все дело в том, что благодаря маскульту, она стала метафорой «высокой» классической культуры. Причем общей как для «знатоков» культуры, так и для «профанов». Ну а дальше классика «жанра»: берут высокий «идеал», затем его осмеивают, публично унижают, а лучше насилуют, и… у зрителей происходит десакрализация. Особенно, если никто не устраивает скандал, молнии не поражают святотатцев, а все происходит наоборот: зрители знают, что спектакль «выдающийся», получивший множество наград и восторженных отзывов у критиков. В результате еще один «Пушкин» оказывается сброшен с корабля современности. И подобных «Мона Лизе» закладок в спектакле много. Не та, так эта зацепит.

С другой стороны, несмотря на «награды» и «отзывы», вторичность происходящего зашкаливает. «Гамлет» Коляда-Театра - это театральная визуализация писсуара Дюшана.


То есть, все это «оригинально» и «талантливо» на фоне классических постановок. Убрать последние, и действие превратится в полубезумную буффонаду с неестественным выкрикиванием текстов, публичными раздеваниями и прочими непотребствами. Ведь вне классического культурного контекста во что превращается имитация полового акта с «Мона Лизой»? В вебкамеру из сумасшедшего дома? Сможет ли постановка сама по себе оказать хоть какое-то «культурное» воздействие на зрителя? Едва ли. А вот вторичность тут даже в квадрате, так как Дюшан с той же целью уже пририсовывал «усы» «Джоконде»:


И тем не менее удивительно, вот все понимаешь, а разрушительное влияние на тебя спектакль все равно оказывает.
Как? Об этом в следующий раз

Tags: Рецензии, Театр, Шекспир
Subscribe

Posts from This Journal “Театр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments