Культпросвет (cultprosvet_mag) wrote,
Культпросвет
cultprosvet_mag

Театр Вахтангова. Шендерович. «Потерпевший Гольдинер»

«А впрочем: о чем может говорить порядочный человек с
наибольшим удовольствием?

Ответ: о себе. Ну так и я буду говорить о себе.

Мне теперь хочется рассказать вам, господа, желается
иль не желается вам это слышать, почему я даже и
насекомым не сумел сделаться. Скажу вам торжественно,
что я много раз хотел сделаться насекомым. Но даже и
этого не удостоился. Клянусь вам, господа, что слишком
сознавать - это болезнь, настоящая, полная болезнь.
Для человеческого обихода слишком было бы достаточно
обыкновенного человеческого сознания, то есть в
половину, в четверть меньше той порции, которая
достается на долю развитого человека нашего несчастного
девятнадцатого столетия и, сверх того, имеющего сугубое
несчастье обитать в Петербурге, самом отвлеченном и
умышленном городе на всем земном шаре.»


Ф.М.Достоевский. «Записки из подполья»

Привычка ходить по театрам “вслепую” опять меня подвела, а может и наоборот. Ведь знал бы я, что автор пьесы Шендерович, то точно бы не пошел, а так — приобрел интересный опыт.

В книгах Лосева или Проппа меня больше всего поражает то, как они, анализируя содержание текстов, восстанавливают образ автора и мира, в котором эти тексты были созданы. И тут, на «Потерпевшем Гольдинере», мне удалось частично применить почерпнутые у классиков знания. Авторство пьесы я узнал в антракте, когда залез в интернет, но уже и до этого был уверен, что пьеса написана советским евреем, ненавидящим СССР, одаренным «словом», но недалеким «мыслью». Так все и оказалось.

Сюжет простенький и вторичный: в США женщина сбивает на переходе старого еврея иммигранта из СССР. Суд ее обязывает к восьмидесяти часам общественных работ по уходу за пострадавшим. Ну а дальше многажды раз обыгранная коллизия отношений. Очень все примитивно, так что кабы не текст между строк и показательная реакция зрительного зала, то жалко было бы потраченного времени.

Надо признать, технически постановка сделана на высоком уровне, ну может чуть неуместным кажется формат вечернего телешоу в театре Вахтангова. То есть представление разбито на короткие забавные сюжеты с музыкальными перебивками, исполняемыми "вживую". Ургант и иже с ним любят подобный формат использовать, чтобы зритель не утомился от размышлений и не заскучал. Хотя возможно для именно этой пьесы такое решение и оправдано. Как бы там ни было, ощущаешь себя на съемке вечернего ТВ шоу и поэтому делаешь скидку на не вахтанговский уровень.

Актеров всего двое: Этуш и Тумайкина. Играют хорошо. Хотя, если честно, рядом с Этушем Тумайкина смотрится немного частью декораций. Хороших декораций, красивых, но условных. Она играет образ «американки», который ей чужд и непонятен, но зато внешне выглядит узнаваемо для тех, кто никогда американцев вживую не видел.

Типичная “американка”

Хотя, справедливости ради, по пьесе она не совсем американка, она из тех, кто старается выглядеть больше американцем, чем сами американцы. Правда, и эти выглядят немного не так, но авторам — виднее. И вообще, мне кажется, Шендеровичу сценарий надо было в Боливуд продавать, а не в Вахтангова.  Ведь все как "там" любят: и песни, и пляски, и тайны происхождения, и "невозможная" любовь. Сделай Этуша старым английским полковником, а Тумайкину — внебрачной дочерью Ганди, мать которой умерла во время искусственного голода в Бенгалии, в организации которого принимал участие полковник... А? Бомба была бы, а не пьеса! Ну да бог с ним, с сюжетом, куда интереснее оказалась реакция зала и то, что осталось между строк. Так что же привлекло мое внимание, в этом вечернем ТВ шоу в театре Вахтангова?

Ну, во-первых, зал хоть и «реагировал» на обливание помоями СССР, но делал это как-то вяло, без огонька. Значительно активнее реакция была в начале, пока еще непонятным было отношение автора к СССР и вовсю шла спекуляция на ностальгии по советскому. Сами по себе, подобные сценарные решения показывают "уровень" автора, который так и не смог перерасти «Куклы». Не зря театр отказался в свое время ставить эту пьесу из–за “претензий к художественным достоинствам”. Там вообще вышла история в духе “Шендеровича”:

Пьеса «Потерпевший Гольдинер» была принята театром к постановке по инициативе В.А. Этуша. И хотя у театра изначально были претензии к художественным достоинствам данной пьесы, но из-за огромного уважения к личности народного артиста СССР В.А. Этуша, а также в надежде, что опытный режиссер, приглашенный на постановку, сможет переработать драматургический материал и сделать его интересным для сцены, театр все-таки начал работу над спектаклем.

Однако, уже после первых репетиций актриса, назначенная на главную женскую роль (пьеса рассчитана всего на двух актеров) подняла вопрос о тривиальности пьесы, недостаточной проработанности образа и попросила автора переработать материал. Не удовлетворившись результатом, актриса обратилась к театру с просьбой освободить ее от участия в данном спектакле. Вскоре после этого от постановки отказался и режиссер, также сославшись на невысокие художественные достоинства пьесы. <...>
Попытки повторно собрать постановочную группу спектакля не завершились успехом – театру удалось найти новую исполнительницу главной женской роли, но долгое время оставалось вакантным место режиссера. Театр обращался с предложением постановки пьесы «Потерпевший Гольдинер» как к штатным режиссерам театра, так и к режиссерам «со стороны». После ознакомления с материалом никто из них не согласился поставить пьесу. В результате В.А. Этуш попросил художественного руководителя театра Римаса Туминаса выпустить спектакль в качестве постановщика. Еще раз внимательно изучив пьесу Р.В. Туминас отказался ставить спектакль. В.А. Этушу было предложено выбрать любой другой литературный материал, но Владимир Абрамович решил, что сыграет «Потерпевшего Гольдинера» в антрепризе. После этого работа над спектаклем в театре была прекращена
.” (Сообщение с сайта театра Вахтангова )

В театральных интригах не разбираюсь, но на счет художественной ценности полностью согласен. Она и сейчас на уровне, может, чуть выше, чем у шоу Урганта, хотя явно пониже, чем у Познера. Манипулятивные приемы — шаблонны, унылы и предсказуемы. Например, начав с ностальгической советской музыки и «антиамериканизма» в духе «какие же они тупые», которые зал принимает “на ура”, постепенно делается разворот зрительского восприятия на то, что в СССР был тоталитарный ад, в котором за запрещенную, но не политическую книгу, работника стратегического предприятия с семьей высылали из страны, а колбаса была, о боже, всего два раза в год и только для коммунистов. И даже не понятно, что, по мнению автора, было страшнее? Мне показалось — что нехватка колбасы. США же, если и не рай земной, но всяко лучше, потому что СССР — это ужас, ужас, ужас! К тому же, лично он, Шендерович–Гольдинер, ни в чем не виноват! Это все ужасные коммунисты заставляли его предавать, подличать и насиловать матрас. Это все они, псы кровавого режима, не дают ему поставить пьесу, а он совершенно ни в чем не виноват!

И продолжает меня поражать, как и автор пьесы, и все тот же Кончаловский, не понимают, что так вести себя по отношению к женщинам отвратительно и недостойно мужчин.


Им даже в голову не приходит, что описывать свои интимные отношения публично, или развлекаться, распуская слухи о таких отношениях, — это “нехорошо”. Так вот, после того, как вовсю начались подобные выкрутасы, зал заметно приуныл. Финальные овации были скромными, и я оказался не единственным, кто не встал и не аплодировал. Да, Этуш, безусловно, сыграл талантливо, даже и без скидки на возраст. Но что он сыграл? Себя? Вот как Кончаловский себя описал с гордостью, так Этуш, на мой взгляд, себя сыграл без тени стыда. Ну да, и он не виноват, что был членом еще ВКП(б), что воевал, а значит, давал присягу, что имел от страны все, но носил фигу в кармане и при первой же возможности променял идеалы и страну на колбасу. Колбасы, правда, как-то не так, чтоб очень много досталось. Ну а потом случилось, что случилось. Да так, что дети и внуки Этуша живут в США и отношения с ними у него, мягко говоря, непростые. Этому я должен аплодировать? Мне кажется, хватит уже, сколько можно? И по настроению зала я уже не чувствовал себя одиноким в таком отношении.

Что касается игры Этуша. Возможно, из–за этих личных подробностей, постановка и выглядит моноспектаклем. Получается убедительно. Я вырос среди кишиневского еврейства, и Театральный переулок в Кишиневе посвоему был почти как Брайтон, только без океана. Все так, все верно показано. Я помню, как мне знакомый еврей в конце 90-х говорил: «Юра, ты что дурак? Какая страна? Какой долг? Есть одна страна Израиль, но даже там, когда тебя берут в плен, надо сразу рассказать все, что знаешь. Юра у тебя одна жизнь, забудь все эти советские глупости. Должны быть тебе, понимаешь, а не ты. А иначе ты дурак…». Ну и что, Этуш так и не понял кто дурак? Или решил вынести это на суть зрителей?


И дело тут не в национальности, как радостно подумали некоторые. Я знаю Кишиневских евреев, который из партии не вышли, сохранив и партбилеты, и идеалы, и даже ответственность за случившееся со страной. Но это точно не про Шендеровича. И, как мне кажется, не про Этуша. Почему? Вот фрагмент интервью Этуша “Новым известиям”:

“– Как «человек-эпоха», вы на самом деле пережили несколько эпох, начиная со сталинской. В самом общем смысле – как вы себя чувствовали в разные времена?

– По-разному. Во все времена есть хорошее и есть плохое. При Сталине одним из самых постоянных чувств был, наверное, страх. Потом Сталина не стало, но это ощущение осталось. При Хрущеве ведь тоже многих пересажали. «Оттепель» была неустойчивой и то и дело сменялась заморозками. Слышали старый анекдот, когда человека на допросе спрашивают: «Колебались ли вы относительно линии партии?». Он отвечает: «Колебался. Но вместе с линией партии».

– До чего же доколебались лично вы?

– Я не сомневался в правильности коммунистических идей, но сомневался в том, правильно ли они реализуются. И когда окончательно убедился, что неправильно, вышел из партии. Уже во время перестройки.


Но есть еще и “во-вторых”. По спектаклю очень хорошо видно, как все эти Шендеровичи, Быковы и иже с ними, существуют, во всех смыслах, только на фоне СССР (а теперь уже и России). Вычесть это из них, и не останется ничего. Вот что такое будет Латынина, если переместить ее куда–нибудь в Данию? Кому она будет нужна и интересна? А Шендерович? А все остальные, поливающие грязью советское прошлое и российское настоящее? Никого они себе не напоминают?

Покаяние (1984). Финал

Только второй раз это уже выглядит как фарс. И когда со сцены начинают глумиться над советскими символами, то зал как-то тревожно замирает. Не думаю, что этого эффекта хотели добиться авторы. Им верно мечталось Абуладзе нашего времени стать, но зал реагировал на них как на "Петросяна". Хочется верить, что время "Покаяний" окончательно уходит.

Ну и последнее, какие-то фрагменты диалогов мне вдруг живо напомнили реальный диалог Шендеровича с Муму. Ну хоть это он бы мог как-то не выпячивать? Хотя, у него и там гебня оказалась виновата:

“Я поимел Катю – без особого впрочем удовольствия, потому что сотрудница в процессе была скучна, как все ваше унылое гестапо.” (из персонального блога "героя")

Ну что же, это ответ настоящего мужчины, как мне кажется. Не просто порядочного, но еще и умного. Зачем я об этом пишу? Просто мне кажется, что уже давно пришло время называть вещи своими именами. И как после подобного можно продолжать слушать и верить персонажам типа Шендеровича, для меня — загадка.

Ходить ли на спектакль? Не знаю. Красиво, качественно, но пусто и пошленько. Вроде пинап картинок в гараже. Неловко такое советовать. Хотя, как ни странно,  мне — понравилось. Что–то витало в зрительском зале такое, не безнадежное, плюс ностальгия по детству. А может это просто весна?

Tags: Рецензии, Театр
Subscribe

Posts from This Journal “Театр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment