Культпросвет (cultprosvet_mag) wrote,
Культпросвет
cultprosvet_mag

Хуан Росалес. Христиане и марксисты в Латинской Америке (Часть 2)

Граффити в Венесуэле на котором Иисус изображен с автоматом
«Я приехал в Никарагуа из Испании. Со страстью я начал свою работу священника и вскоре открыл, что голод и
жажда справедливостей угнетенного и презираемого народа, которому я служил как церковник, требуют большего,
чем словесные заверения в соучастии. Я видел воочию раны народа, беспримерную эксплуатацию крестьян,
задавленных сапогом помещика, преследуемых национальной гвардией — инструментом несправедливостей и
репрессий. Я видел, как немногие бесстыдно обогащаются под сенью сомосистской диктатуры. Я был свидетелем
подлых дел, безобразий, обмана, воровства, творившихся членами семьи Сомосы, находящейся у власти».


Гаспар Гарсия Лавиана — испанский священник, прибывший в качестве миссионера в Никарагуа в 1967 году.
Вступил в ряды бойцов СФНО

(начало)

Теология освобождения и провозглашенные ею идеалы нашли наиболее полное воплощение в ’’церкви бедных”, или ’’народной церкви”. Речь идет о процессе, происходящем внутри самой церкви, о более глубоком единении паствы со священнослужителями, все более проникающимися ее чаяниями и нуждами. И этот процесс, конечно, не случайно развертывается прежде всего там, где с особой силой звучит протест обездоленных и угнетенных, среди которых широкие массы верующих, и усиливается освободительное антиимпериалистическое движение, как это происходит сейчас в Центральной Америке.

Алоизиу Леу Арлинду Лоршейдер (порт. Aloísio Leo Arlindo Lorscheider) — бразильский кардинал. Видный кардинал Римско-католической Церкви в Бразилии в 1970-ые и 1980-ые.
Он был известен как защитник теологии освобождения в 1970-ых и как папабиль на двух Конклавах 1978.

Незадолго до конференции Латиноамериканского епископального совета в Пуэбле в 1979 г. бразильский кардинал А. Лоршейдер, бывший в то время президентом СЕЛАМ, признавал, что в настоящее время в католицизме:


  • ’’идея церковной общины, братской любви неотделима от идеи борьбы, классовой борьбы. Следует со всей искренностью признать, что сейчас в Латинской Америке эта проблема является основной”


Участвуя в различных по форме выступлениях против тирании, за социальную справедливость, христиане перестают быть простыми участниками религиозных обрядов, а занимают все более активную и критическую позицию. Это не могло не вызвать тревоги в некоторых церковных кругах. В Пуэбле епископы высказались в поддержку народной религиозности, но развивающейся в жестких рамках.

Наиболее значительным явлением последних лет стали низовые христианские общины (НХО). Они начали создаваться четверть века назад преимущественно в бедных кварталах, ввиду нехватки священников и необходимости заполнить тот вакуум, который образовался в результате кризиса, охватившего традиционные приходы. Они получили распространение также среди индейцев, студентов и других слоев общества. Если в Медельине НХО не были предметом, достойным обсуждения, то в Пуэбле все было по-другому, поскольку они уже представляли собой широкое движение, с которым, с одной стороны, бедные связывали надежду на "новую евангелизацию” и которое, с другой стороны, вызывало озабоченность папы Иоанна Павла II. назвавшего их "идеологической заразой" {8}.

Святой Иоа́нн Па́вел II — папа римский, предстоятель Римско-католической церкви с 16 октября 1978 по 2 апреля 2005 года, драматург, поэт, педагог.
Беатифицирован 1 мая 2011 года папой римским Бенедиктом XVI

Объединяя семьи католиков, посещающих богослужения, как правило, какого-то одного священника, эти общины превратились (особенно в последние годы) в общественные организации, нередко взаимодействующие с другими группами христиан внутри различных массовых движений (в защиту прав человека, профсоюзных и др.). В Бразилии их насчитывается около 100 тысяч и объединяют они примерно 3 миллиона человек; тысячи НХО существуют в Центральной Америке, в Чили, Перу, почти во всех латиноамериканских странах. В Аргентине в ряде епархий они получили столь быстрое распространение, что высшая церковная иерархия, которая в течение ряда лет препятствовала или затрудняла процесс их создания, почувствовала необходимость взять руководство НХО в свои руки. Таким образом, она стремится осуществлять контроль над их ориентацией, всячески препятствуя развитию прогрессивных политических тенденций.

Правда, НХО не однородны. Над многими из них продолжают довлеть предрассудки в отношении левых партий и профсоюзов, что делает их развитие медленным и трудным. Однако этот процесс происходит по нарастающей. Серхил Карденас, исполнительный секретарь Координационного совета низовых христианских общин Чили, так объясняет то, что происходит с верующими, которые работают в массах:


  • "Народ, сталкиваясь с человеческими страданиями и болью, начинает остро чувствовать свою сопричастность, и это приводит к тому, что христианские низовые общины все больше склоняются к выбору в пользу освободительной церкви"{9}.


В среде участников НХО были в прошлом и появляются в настоящее время герои и мученики борьбы за демократию и свободу. Многие готовы целиком отдать себя революционной борьбе.

Появление теологии освобождения, НХО и других новых форм организации христиан не только означает возвращение в известной мере к некоторым прогрессивным традициям прошлого христианского движения, но и является средством, открывающим путь включения огромных масс верующих в борьбу за освобождение и социальный прогресс. Никарагуа представляет собой характерный пример в этом отношении. В отличие от церкви на Кубе, которая была главным образом церковью для богатых (хотя в кубинской революции участвовали и христиане), никарагуанская церковь не была целиком отделена от народа. Но, как и в других странах, здесь господствовало традиционалистское направление, возглавляемое церковными иерархами, которые, за редким исключением, выступали союзниками консервативных кругов, одобряли господство американского империализма. Одержимая ярым антикоммунизмом, церковь поддерживала Сомосу, помогая ему в идеологическом и духовном закабалении трудящихся.

Анаста́сио Сомо́са Гарси́я (исп. Anastasio Somoza García) — никарагуанский государственный и политический деятель,
лидер Либеральной партии Никарагуа, известный организацией убийства товарища по партии Сандино; официально
был 34-м и 38-м президентом Никарагуа, но фактически был диктатором с 1936 года до своей смерти.

Однако внутри католического движения, особенно после возникновения сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) в 1961 г., происходили огромные изменения. Начиная с 1965 г. создавались первые НХО в наиболее бедных кварталах Манагуа и других городов. В приходе Ригеро возникла община, основанная университетскими студентами, которые готовы были разделить судьбу и тревоги народа вместе с их приходским священником падре Уриелем Молиной.

Уриэль Молина (Uriel Molina)

Эта группа явилась основой для создания Христианского революционного движения, связанного с СФНО. В 1979 г. после победы революции во всей стране насчитывалось примерно 300 НХО.

Эрнесто Карденаль Мартинес (исп. Ernesto Cardenal Martínez) — никарагуанскийреволюционер, политический и государственный
деятель, поэт, писатель, литературный критик, иезуитский, затем траппистский священник, ставший, как и его брат Фернандо, членом
СФНО, крупный теоретик теологии освобождения. Bсключен из ордена иезуитов за отказ выйти из революционного правительства Никарагуа.

Некоторые священнослужители под влиянием своих прихожан, участвующих в вооруженной борьбе, проникались революционными идеями. Эрнесто Карденаль, никарагуанский министр культуры, так описывал свой опыт работы в общине Солентинаме:


  • ”Мы начали изучать марксизм, привлекли к этому крестьян с других островов, особенно молодежь, и все больше сближались с партизанами, с Фронтом национального освобождения им. Сандино. Все это помогло нам глубже понять, что изначальные христианские истины в своей основе революционны, что в них речь идет о том, что мир разделен на эксплуататоров и эксплуатируемых, что угнетенные возьмут верх над своими угнетателями и тогда воцарится на земле справедливое общество”{10}.


Процесс включения священнослужителей в революционную борьбу не был легким. Его развитию препятствовали как террор, проводимый сомосовским режимом, так и присущие духовенству антимарксистские предрассудки и иллюзии ’’мирного разрешения конфликтов”. СФНО не только не остался в стороне от дебатов, происходивших среди христиан, но стал настойчиво, умно и тонко проводить политику сближения с ними — политику, основы которой были заложены патриотической деятельностью Сандино.

А.Сомоса (слева) и А. С. Сандино (справа) в феврале 1933 года. Аугусто Сесар Сандино Кальдерон
(исп. Augusto Sesar Nicolás Sandino Calderón) — никарагуанский политический деятель, лидер
национально-освободительной революционной войны 1927—1934 годов. В результате длительного
возглавленного им повстанческого движения, сумел добиться вывода размещенных в стране
американских войск (2 января 1933 года), но в ходе очередного раунда переговоров о демобилизации
своей армии был предательски арестован руководителем Национальной гвардии Никарагуа, впоследствии
президентом страны Анастасио Сомосой и расстрелян вместе с братом и несколькими ближайшими соратниками.

’’Генерал свободных людей”, возглавивший освободительную войну никарагуанского' народа и выступивший против ’’союза духовенства с американскими банкирами”, никогда не преследовал духовных лиц, почитаемых народом, уважал религиозные чувства верующих, хотя и не разделял их.

Карлос Фонсека Амадор (исп. Carlos Fonseca Amador) — никарагуанский революционер, один из основателей и руководителей
Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО), профессор, теоретик революционного движения.

Карлос Фонсека и другие основатели СФНО отмечали ’’народную сущность” социального христианства и стремились приобщить верующих к участию в революционном движении. Однако, несмотря на сердечность первых контактов с некоторыми священнослужителями, взаимное недоверие преобладало. Христиане, как вспоминает Томас Борхе, боялись, что мы, сандинисты, ’’попытаемся использовать веру в бога в политических целях”. Руководители СФНО в свою очередь не допускали мысли, что можно пойти дальше временного союза. Обмен мнениями и самое главное — совместная борьба открыли новые горизонты.

Тома́с Бо́рхе Марти́нес (исп. Tomás Borge Martínez) — никарагуанский политический и военный деятель, один из основателей
Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) в Никарагуа. Министр внутренних дел Никарагуа в 1979—1990 годах.
Член Национального руководства СФНО. Команданте революции.

В борьбе против тирании многие церкви и помещения общин превратились в активно действующие центры сопротивления и солидарности. В Эстелии НХО были особенно активными в организации восстания. Отец Гаспар Гарсия Лавиана был одним из тех священнослужителей, которые сделали решительный выбор в пользу народа.

Гаспар Гарсия Лавиана — испанский священник, прибывший в качестве миссионера в Никарагуа в 1967 году.
Он возглавлял приход в районе Сан-Хуан-дель-Сур. Вступил в ряды бойцов СФНО. «Мартин» — одна из
подпольных кличек Лавианы. Сражался против диктатуры около 10 лет.

В 1978 г. он погиб в бою. Многие другие окропили собственной кровью дорогу к победе, сражаясь рядом со своими товарищами сандинистами — неверующими марксистами. Столь массовое участие в борьбе простых христиан привело к тому, что епископы впервые в истории латиноамериканской церкви признали в своем документе (июнь 1979 г.) право народа на восстание и разрешили священникам занимать посты в правительстве после победы революции.

В декларации по вопросам религии (октябрь 1980 г.), принятой СФНО, отмечалось, что церковь, как показывает история, может оправдывать эксплуатацию одного класса другим, однако, говорилось там:


  • ’’наш опыт доказывает, что, когда христиане, опираясь на свою веру, способны откликнуться на нужды народа, то сама вера толкает их на путь революционной борьбы. Наш опыт доказывает, что можно быть верующим и одновременно последовательным революционером и что между тем и другим нет непреодолимой пропасти”{11}.


Серхио Рамирес Меркадо — никарагуанский писатель и революционер, член СФНО.
После победы Сандинистской революции — координатор Правительственной хунты
национальной реконструкции и вице-президент в правительстве Даниэля Ортеги.

Говоря об участии христиан в строительстве нового Никарагуа, вице-президент страны Серхио Рамирес добавляет, что:


  • ’’этот союз, который некоторым представляется странным, в новом Никарагуа каждый день подтверждает свою реальность”{12}.


Ясно, что странным и противоестественным он представлялся клерикальной реакции, которая стремилась поставить высшую церковную иерархию, оглядывающуюся больше на Вашингтон, чем на Рим, во главе буржуазной оппозиции. Однако эти проекты вызвали всеобщее возмущение народа, в основе своей верующего и одновременно являющегося носителем высшего патриотического, антиимпериалистического и революционного сознания. Страх оказаться обвиненной в соучастии в преступлениях контрас, изолированной от масс и лишенной будущего, заставил церковную верхушку занять более реалистическую позицию.

(окончание следует)

Примечания

8. L’Osservttore romano, 10. VIII 1980
9. Action. Buenos Aires, junio 1987
10. Латинская Америка. 1979. № 2. С. 141.
11. Historia de la lglesia de los Pobres en Nicaragua. Managua, 1983. P. 59.
12. Nicaragua: la nueva frontera. Managua, 1983. P. 22.


Tags: n, Культпросвет, Статьи, Теология освобождения
Subscribe

Posts from This Journal “Теология освобождения” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments