Культпросвет (cultprosvet_mag) wrote,
Культпросвет
cultprosvet_mag

Максим Кантор. Чертополох (2016)



К Кантору отношусь сложно. Кoгда-то был очарован его колонками по искусству, потом крайне разочаровался в нем как в человеке, писателе и интеллектуале. Поэтому «Чертополох» пылился у меня больше года на столе, все не решался подступиться, а зря. Книга — прекрасная. Ничего лучше о живописи я не читал. При этом Кантор остается верен себе: текст кусками «копипастится» самоповторами из одной части в другую, а когда проверяешь «факты», то часто испытываешь недоумение и неловкость за автора, обожающего безжалостно «натягивать сову на глобус». И если факты противоречат его замыслу, то тем хуже для фактов. Например, Кантор любит Маяковского, но не любит империй вообще и Россию в частности, поэтому у него:

«Маяковский предметно презирал Российскую империю и ее колониальную политику» (Глава «Экспрессионизм»)


Но ведь это же несложно посмотреть чью «колониальную политику презирал» Маяковский. Он ведь об этом писал и в стихах, и в прозе:

«Особняком стоят стихи об американском путешествии, дорабатываемые сейчас, такова поэма „Сифилис“ (выйдет в журнале „Молодая гвардия“). Это стих о занятиях прогнивших хозяев в завоеванных долларом колониях:

И слазило
   черного мяса гнилье
     с гнилых
       негритянских костей.
В политику
   этим
     не думал ввязаться я.
А так —
  срисовал для видика.

Одни говорят —
   „цивилизация“,
       другие —
         „колониальная политика“.

[1926]»

Маяковский В. В. Поэмы. Пьесы / В. В. Маяковс кий. — М.: АСТ : Астрель. — С. 3—10


И в этом весь Кантор, но...

До «Чертополоха» у меня не было общей картины европейской живописи, а теперь — есть: целостная, в развитии, с особенностями и, главное, — со смыслами. Автор помог сформулировать и систематизировать смутные ощущения, дополнил лакуны в знаниях. Хотя какие лакуны? Он скорее навел мостки через культурную и образовательную пропасть, увы, нас с ним разделяющую. Кантор стал в «Чертополохе» моим проводником-Вергилием по «Дантевскому аду европейской культуры». После «Чертополоха» европейская живопись перестала быть для меня набором разноцветных картинок, превратившись в собеседника, рассказывающего о культуре, временах и человеке. Возник эффект словно от романов Эко, превращающих Средневековье из исторического периода, во что-то почти личное. Так и после «Чертополоха» даже давно известные, но оставлявшие равнодушным, картины вдруг словно фотографии из семейного альбома стали «трогать» и «рассказывать». Неизвестные же — захотелось узнать. Мне кажется это лучшее из возможных впечатлений от книги об искусстве. Примечательно, что сразу после прочтения, «Чертополох» начал перечитывать. В очередной раз убеждаюсь, что одаренный человек, уже не совсем человек. Точнее, он не только человек, но и проводник своего дара в мир, и «Чертополох» тому, на мой взгляд, хороший пример. Да, со многим у Кантора можно спорить, но ведь есть о чем, и есть аргументированная позиция автора, есть его эрудиция и понимание предмета. Хорошая книга. Настоящая, что сейчас большая редкость.

Рекомендую к прочтению всем непрофессионалам от искусства. А также тем, кому интересна европейская культура вообще и живопись в частности, особенно если есть желание понять странные происходящие там трансформации, их природу и то, откуда и куда они ведут.

Автор



Макси́м Ка́рлович Ка́нтор (род. 22 декабря 1957, Москва) — российский художник и писатель. Родился 22 декабря 1957 года в Москве. Отец Максима Кантора — философ, искусствовед, теоретик дизайна Карл Моисеевич Кантор, основатель журнала «Декоративное искусство», близкий друг А. А. Зиновьева. Дед — минералог и испаноязычный драматург Моисей Исаакович Кантор. Мать, Татьяна Сергеевна, генетик, селекционер, автор гибридов, получивших международные патенты. Старший брат Владимир Кантор — философ и литературовед.
Honorary Fellow of Pembroke College, University of Oxford, а также — Member of Senior Council двух других колледжей: Wolfson College и St Antony College, Oxford, visiting professor of University of Notre Dame, Indiana, USA.

По вероисповеданию — католик.


Живопись
Автор большого количества картин, в том числе:



«Зал ожидания» (1985), которая пользовалась большим успехом на Московской XVII Молодёжной Выставке в 1987


«Государство» (1995–1997)


«Вавилонская Башня» (2004)


«Крестный ход» (2009)


Автопортрет. Оксфорд (2015)

Литературное творчество (романы)


  • «Учебник рисования» (2006) (Москва: «ОГИ»), вызвавший горячие дискуссии в прессе

  • «В ту сторону» (2009)

  • «Советы одинокого курильщика» (2010).

  • «Красный свет» (2013, в 2016 был опубликован на французском с названием «Feu Rouge».

  • «Азарт» (2017).

Эссе и публицистика

  • «Медленные челюсти демократии» (2008),

  • «Одного достаточно» (2010),

  • «Совок и веник» (2010), «Стратегия левиафана» (2014),

  • «Империя наизнанку» (2015)

  • «Чертополох. Философия живописи» (2016)

Театральное творчество

  • Сборник комедий «Вечер с бабуином» (2007). Спектакли по пьесам («Вечер с бабуином», «Случай из практики») идут в некоторых театрах России.

  • Пьеса «Медленный Огонь» (2011)

  • Сатирический кукольный спектакль «Робин Гуд и духовные скрепы» (2014)

(по материала Википедии)

Pro

  • — Содержание: интересно, познавательно, связано и осмысленно, но, главное, — оно есть. У автора есть позиция, которую он высказывает, обосновывает и объясняет. Редкое явление для современной культуры.

  • — Общая картина развития масляной живописи в Европе

  • — Краткий, но емкий путеводитель по европейской живописи

  • — Понятные и наглядные объяснения того, как «читать» картину и зачем


Contra

  • — Личность автора, к которой я, правда, «неравнодушен», накладывает ощутимый отпечаток на текст. Человеческое остается слишком человеческим

  • — Нет иллюстраций. Технически понятно почему, но это странно. Едва ли найдется много читателей, которые по памяти хотя бы половину произведений представят

  • — К фактам и трактовкам в тексте надо подходить осторожно. Достоверное и точное соседствует с дичайшими мифами и очень спорными авторскими интерпретациями никак не маркируясь. Понять что есть что — сложно, и все надо перепроверять.

  • — Неряшливость текста. То тут, то там встречаются «копипасты», уже использованные в тексте. И хоть автор отзывается о колумнистах довольно презрительно, сам он плоть от плоти колумнисткой, и «кописпасты» тому — пример:

«Сезанн, для которого авторитетов не было, пошел на Эмиля Бернара с поднятыми кулаками, когда ему почудилось, что тот непочтительно отзывается о Делакруа. «Несчастный, как вы могли сказать, что Делакруа писал случайно?!» (Глава «Эжен Делакруа»)


и

«Однажды Сезанн пошел на Эмиля Бернара с кулаками, когда тот обмолвился, что Делакруа написал нечто «случайно». «Несчастный, — крикнул Сезанн, — как ты мог сказать, что Делакруа писал случайно?!» (Глава «Модерн»)


И обратите внимания на закавыченную цитату, она тоже отличается. «Кантор — такой Кантор».

Ergo
«Чертополох» стоит прочесть. К тому же читается он легко, увлекательно, почти как приключенческий роман. Мне же, после прочтения захотелось увидеть все, о чем рассказывал автор. И начну с картины Джорджоне да Кастельфранко «Три философа», написанной <...> в 1506–1508 гг., которую Кантор назвал:

«Манифестом масляной живописи, понятой как философия нравственного действия»




О картине напишу отдельно, ведь до «Чертополоха» она для меня была «немой» и по большому счету — совершенно безынтересной.

Tags: Живопись, Кантор, Книги, Рецензии, Чертополох
Subscribe

Posts from This Journal “Живопись” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments