Культпросвет (cultprosvet_mag) wrote,
Культпросвет
cultprosvet_mag

Мелетинский Е.М. Заметки о творчестве Достоевского



«Жизненный опыт все больше подталкивал меня к мысли о бессмысленности жизни.
Падение догмы способствовало развитию в моем мироощущении элементов
экзистенциализма, может быть, в духе Камю, хотя я тогда еще не читал ни Камю, ни
других экзистенциалистов… И, может быть, – думал я, – если у меня хватит силы
не опустить глаза перед Хаосом жизни, то я смогу, без лишних иллюзий, вносить
сознательный смысл в свою жизнь и в жизнь людей, меня окружающих».
Е.М. Мелетинский

Мелетинского ранее читал только по теме мифологии, а именно «Поэтику мифа» и «Происхождение героического эпоса». Тут же увидал его работу о Достоевском и решил, чтобы немного переключиться на другие темы, прочесть. Редкий случай, когда не дочитал и бросил. Почему? Но сначала о чем книга.

1. О чем книга

Аннотация гласит:


  • «В книге средствами типологического анализа представлены произведения Достоевского в качестве объекта исторической поэтики. Автор выявляет архетипические и мифологические структуры, используемые для передачи новых, современных писателю значений. Объектом рассмотрения являются три романа Достоевского — «Преступление и наказание», «Бесы», «Братья Карамазовы», — выступающие, таким образом, как итог длительного стадиального развития литературной традиции»


И наверно, это правильно, но даже с учетом того, что посмотрел в словаре значение всех слов, не могу сказать, что прочитанное мной сильно с аннотацией совпадает. Точнее формально все так, но после прочтения аннотации я представлял себе немного иное содержание. В моем прочтении книга делится на две части. Первая, о месте Достоевского в литературе своего времени, как отечественной, так и европейсчкой. Автор показывает как определенные образы, сюжеты и темы разрабатывались до Достоевского и какую форму они приняли у него. И это была, наверно, наиболее интересная для меня часть книги. Во второй части разбираются уже конкретные романы Достоевского.

Где-то с середины, начинаешь себя ловить на мысли: а зачем я вообще это читаю? И если в первой части понятна задача автора, он показывает место и связь с литературной традицией романов Достоевского, то вторая - это какое-то "акынское" описание романов на своеобразном научном языке Мелетинского. Одно такое описание читать еще интересно, но последовательно — утомительно. На мой взгляд, это как раз тот случай, когда книга не для широкого читателя не потому, что она сложна, но потому, что она несет описательную задачу. Автор описывает в терминах определенного языка что-то для того, чтобы потом другой исследователь на базе подобных, скрупулезных описаний что-то понял и создал какое-то новое знание. То есть текст написан как бы для исследователя, а не читателя, хотя и тут есть у меня осторожные сомнения в «уровне». Но это уже дело не мое, это пусть специалисты решают.

2. Кто автор



Елеаза́р Моисе́евич Мелети́нский (22 октября 1918, Харьков — 16 декабря 2005, Москва) — советский и российский филолог, историк культуры, доктор филологических наук, профессор. Основатель исследовательской школы теоретической фольклористики. Непосредственный участник создания энциклопедических изданий «Мифы народов мира» и «Мифологический словарь».

Во время Великой Отечественной войны окончил курсы военных переводчиков, воевал на Южном фронте, где выходил из окружения, затем на Кавказском фронте. 7 сентября 1942 был арестован по обвинению в антисоветской агитации и измене Родине. 16 октября 1942 г. военным трибуналом был приговорен к 10 годам ИТЛ с последующим поражением в правах сроком на 5 лет и конфискацией имущества (ст. 58-10 ч. 2 и 58-1б УК РСФСР). 15 мая 1943 был освобожден из тюремной больницы в Овчалах, недалеко от Тбилиси, по состоянию здоровья.

Вновь арестован в период антисемитской кампании (1949). Провёл полтора года в следственных тюрьмах (пять с половиной месяцев в одиночной камере), приговорён к десяти годам лишения свободы. Освобождён из лагеря и реабилитирован только осенью 1954 года.


Е.М. Мелетинский. Петрозаводск, середина 50 х гг.

3. Чем и кому полезна

Опять же, как сказано в аннотации: «Для литературоведов, культурологов и широкого круга читателей». Еще, наверно, книга - просто находка для ленивых учащихся, которым «не читая» хочется судить и о Достоевском, и писать наукообразные работы. Ну а я считаю, что это книга для МНС, которые хотят стать СНС, то есть это первичный рабочий материал, вроде археологического отчета о раскопках.


В.М. Гацак, К.В. Чистов, В.А. Бахтина, Е.М. Мелетинский. 1999 г.

4. Недостатки

Мелетинский вообще склонен к самоповторам. Чтение «Поэтики мифа» и «Происхождения героического эпоса» вызывало у меня постоянные приступы дежа-вю. Они пересекаются временами практически абзацами. С точки зрения науки это, наверно, и нормально, но когда читаешь, то очень бросается в глаза. У Лосева, к примеру, я подобного не встречал. Что же касается «Заметок о творчестве Достоевского», то вот пример:


  • «Следует еще подчеркнуть, что развенчание «героя» поддерживается тем, что омерзительный разрушитель Петр Верховенский подается как тень «героя» (в юнговском смысле, ср. Смердякова при Иване Карамазове), как его двойник, как его «половина», «обезьяна». Петр Верховенский признает, что сам он шут, но не хотел бы, чтоб шутом была «главная половина моя».» (стр. 17)


  • «В действительности, как уже сказано, именно Петр Верховенский является «двойником» Ставрогина, он сам называет себя «червяком», его «обезьяной». «Я на обезьяну мою смеюсь», — говорит Ставрогин. Верховенский сам готов быть шутом, но не допускает шутовства для главной своей половины, т. е. для Ставрогина.» (стр. 114)


  • «Петр Верховенский — двойникобезьяна», «червяк») Николая Ставрогина — лишен внутренних психологических противоречий и метаний; он сознательный и активный деятель социального хаоса, некоторые видимые противоречии в его поведении и манерах — плод откровенного лицемерия.» (стр. 122)


Сам же читать я бросил после:


  • «Высказывались предположения, что если и есть в «Бесах» пророческий элемент, то он указывает на немецкий фашизм, однако близость фашизма и советского коммунизма теперь не вызывает сомнения»


Для меня подобные высказывания — это приговор. Хотя по теме мифологии никуда от Мелетинского не денешься, придется читать и перечитывать, но его литературные откровения для меня обесцениваются, бо если автор разницы не видит между фашизмом и “советским коммунизмом”, то что он тогда вообще видит? И как различать когда говорит ученый, а когда озлобленный антисоветчик?


Мелетинский, Латынина, Аверинцев

5. Вердикт

Не дочитал. Первая часть интересна для общего развития и расширения литературного кругозора, остальное читать по необходимости.


Tags: Достоевский, Книги, Рецензии
Subscribe

Posts from This Journal “Рецензии” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments