Культпросвет (cultprosvet_mag) wrote,
Культпросвет
cultprosvet_mag

Описание картины Кузьмы Петрова-Водкина «Новоселье (Рабочий Петроград). 1937.»

Петров-Водкин говорил о своем замысле в этой картине так:


  • «Я стремлюсь передать исторический момент, когда наша страна, победив на фронтах Гражданской войны, стала переходить к мирному строительству. Время действия – 1922 г. Весна. Рабочая семья получила квартиру в центре города. Прежний хозяин ее – фабрикант или банкир, сбежал за границу.»


Художник очень подробно составил «легенду» картины. Каждый персонаж, каждая деталь имела свой смысл и свою предысторию. На основании этих материалов и сделана краткая «карта» картины:


На что обратить внимание:

1. Икона . От ико­ны «кра­с­ном уг­лу» ос­тал­ся толь­ко ок­лад и за­со­хшая ве­то­ч­ка вер­бы.

2. Вид из окна. Из ок­на вид­на Пе­тро­па­в­лов­ская кре­пость, а зна­чит, ско­рее все­го, это Двор­цо­вая на­бе­ре­ж­ная. Вот для сравнения современный вид из помещения, расположенного  по адресу: улица Мил­ли­он­ная 11:


3. Рассказчик. Человек – пять лет отсутствовал и теперь рассказывает свою историю. Его слушают с интересом, сопереживая.

4. Раненый боец и девушка. Символ возвращения к мирной жизни. Девушка — бывшая земская учительница, он — только с фронта. Им уж нет дела до происходящего вокруг...

5. Крестьянин и военный. Крестьянин — тесть хозяина, военный — комиссар. Разговор ведется о политике

6. Женщина с ребенком. Жена хозяина квартиры. Явная аллюзия к средневековым образам Мадонн:


Леонардо да Винчи Мадонна Литта, 1490—1491 Madonna Litta Холст (переведена с дерева),
Темпера. 42 × 33 см Эрмитаж, Санкт-Петербург



Madonna and Child. Sassoferrato. Galleria Borghese


Madonna and Child Defendente Ferrari, 1509 Galleria Palatina, Palazzo Pitti, Florence, Italy Painting, Oil on panel



Batoni Pompeo (Помпео Батони) Помпео Батони. Мадонна, кормящая Младенца
Но Петров–Водкин и сам возвращался к этому образу раз за разом:

Петров-Водкин Кузьма Сергеевич. «Петроградская мадонна»

Кузьма  Петров-Водкин Мать [1915] Вариант одноименной картины 1913 года, находящейся в ГТГ Холст, масло. 107x98.5 см
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.


7. Новый хозяин. Это его семья вселяется в квартиру.

8. Буржуйка. Гражданская война еще только окончилась. Разруха. Об этом же говорит выбитое стекло, забитое фанерой

9. Ковер и половик. Дорогой ковер от прежних хозяев и деревенский половик от новых. Все вместе. Аналогичная оппозиция сделана из стоящих слева: дорого барского стула и простенького деревенского табурета.

Описания картины:

1. Сайт Козьма Петрова–Водкина

Все последние годы жизни Петров-Водкин был занят большой картиной «Новоселье» (завершена в 1937 г., ГТГ). Художник придавал ей большое значение, тщательно работал над ее образами, многое переписывал, ко многому вновь и вновь возвращался. Сюжет картины — празднество в рабочей семье по случаю вселения в 1922 году в барский особняк. Изображено около двух десятков персонажей, собранных в несколько групп.

Петров-Водкин подробно, по-федотовски, рассказал о картине, охарактеризовав ее главные персонажи так, что мы узнаем «кто есть кто» — кто откуда приехал в Петроград и кто что думает и чувствует, — по не о том, какое место та или иная фигура занимает в пластическом решении композиции. Таким образом, очевидно, что он тщательно разработал «сценарий» и затем уже смотрел на свою задачу как на чисто изобразительную. И он, действительно, умело «подобрал» персонажи и не менее умело обрисовал обстановку приспособленного под жилье зала, где скудное угощение устроено на фоне картин в золоченых рамах, а длинная труба «буржуйки» пересекает огромное зеркало трюмо. Но живопись картины — самой большой во всем его наследии — оказалась тусклой и однообразной.

По стечению обстоятельств, в следующем, 1938 году Петров-Водкин сказал, что в живописи должна быть известная недоговоренность, чтобы зритель мог сам дорабатывать ее в своем сознании. Если придерживаться такой точки зрения, то можно утверждать, что перед «Новосельем» зрителю практически нечего делать, столь многословно и обстоятельно охарактеризованы, а вернее — названы все персонажи картины и все бесчисленные изображенные в ней предметы. Эти предметы и персонажи, ритмически слабо организованные, по существу, заслоняют собой важную тему, которую хотел поднять художник. Рассказ вытеснил здесь образ, точнее — не дал ему прорасти и сформироваться. Между прочим, Петров-Водкин и сам понимал, что «анекдот» увел его от цели, но, очевидно, не мог уже ничего поделать с картиной, которой отдал так много сил. Он говорил по поводу «Новоселья»:



  • «У меня есть ошибка. Она заключается в том, что я не по тому пути повел развертывание сюжета — я стишком загрузил картину, чересчур много рассказывая, и это сбило меня с устремления на предмет и отвлекло в сторону рассказа, от которого зритель ничего хорошего не получит».


Откровенно иллюстративный подход к задаче, усугубленный слабостью пластического решения и мелочной сухостью живописи, лишает «Новоселье» тех художественных достоинств, которыми в столь высокой степени обладало искусство Петрова Водкина лучшей поры.

2. Сайт "Православие.ру"


В заключение остановимся на последнем полотне мастера «Новоселье (Рабочий Петроград)» (ил. 9), написанным им в памятном 1937 году, незадолго до своей кончины. Принято считать данную работу бытоописательной, иллюстративно-повествовательной, потерявшей "свойственную прежним произведениям мастера силу глубокого обобщения и романтической приподнятости, а потому и бесспорной неудачей художника". Но изменил ли себе Петров-Водкин? Ничуть. Он создал не бытоописательную, а «бытиеписательную» картину, причем по классическим законам композиции, с определенным центром и сложными, взаимно уравновешенными краями.

Сейчас, правда, появились и другие взгляды, рассматривающие «Новоселье» с одной стороны чуть ли не как «макабрическое» произведение, с другой — в ракурсе «„уплотнения бывших буржуев“ — как сатиру на новый быт». Но можно ли считать творчество Петрова-Водкина ужасным, страшным, жутким, чудовищным, кошмарным, то есть соответствующим термину «макабрический»? Впрочем, и «сатира на новый быт» представляет собой упомянутую повествовательную иллюстрацию, только под углом критицизма. Чаще всего, бытоописательному критицизму не нужна высота философской мысли, поскольку сфера его интересов чисто земная, дольняя, действующая по горизонтали. Но трудно приписать Петрову-Водкину интерес к приземленному быту. В «Новоселье» автор им лишь как бы прикрывается и маскируется, для подстраховки даже дает второе название: "Рабочий Петроград".

Но в действительности художник всегда стремился вырваться из подобного круга тем в мир поэзии и философии искусства. Что убедительно подтверждается и «сферической перспективой», для которой помимо глубины теории характерна авторская точка зрения с высоты птичьего полета. В «Новоселье» мастер употребил тот же ход оригинальных рассуждений, каким он пользовался в «Смерти комиссара», то есть применил наложение одних смыслов на другие, заменил идеологическое «анти» —против художественным «анти» — вместо.



Кузьма Сергеевич Петров-Водкин. Выставлена в музее: Русский музей. Год: 1928. Холст, масло. 196х248
Наглядно такой прием особенно заметен в левой части холста, где за столом изображена «вечеря наоборот»: она не тайная, а явная; на привычном месте Иуды спиной к зрителю сидит обычная женщина (возможно, активистка, ибо «активистом» был Иуда), а места апостолов занимают персонажи с лицами штатных иуд. Насколько нам известно, первой заподозрила евангельский контекст этой сцены Анна Генина:

  • "Не тайная ли вечеря нового времени, где каждый может оказаться Иудой?".


Среди них можно видеть человека, типажом напоминающего комиссара или другую не менее важную персону. По поводу него С. Сандомирский замечает: "В центре крепкий, крутолобый, с узким разрезом глаз, уверенный в себе сдержанно улыбающийся Предводитель в белой рубашке". Он творит антиевхаристию, сложив крестообразно руки; трубка в его руке — не просто маскировка художником религиозного подхода к теме, а циничное антикадило. Вместо вина присутствующие потребляют чай с хлебом. Руководит всеми этот основной иуда. Его узкий разрез глаз и крутой лоб нам поистине кого-то напоминает. Если убрать прическу, то Предводитель становится весьма похожим на В.И. Ленина, которого на портрете живописец изобразил в 1934 году в такой же белой рубахе.


К.С. Петров-Водкин. Портрет В.И. Ленина. 1934
Но трубка в руке отсылает нас к одному из главных любителей трубок, хозяину Кремля — И.В. Сталину. Другими словами, художник делает еще и рискованную аллюзию на коммунистических вождей вообще. Он прозрачно намекает на момент, когда, судя по всему, начальственная персона самодовольно произносит нечто о предательстве одного из присутствующих, имя которого для других пока не известно. Скорее всего, подозревается непосредственно автор картины или зритель, поскольку взгляд Начальника направлен мимо всех присутствующих, за пределы холста.

Актуальность темы поиска врагов и предателей в 1937 году не требует доказательств, она очевидна. Общеизвестен и вкус Сталина к подобным театрализованным сценам. Однако Петров-Водкин, не ограничиваясь одной сюжетной линией, выстраивает несколько других контрапунктов. Один из них художник уклончиво объясняет:



  • "В правом углу картины разговор молодого фронтовика со стариком, который прожил долгую жизнь и знает, где раки зимуют и почему были несчастья на земле русской...".


Подчеркнем последние слова «почему были несчастья на земле русской...» Причем мы уже знаем, что «молодой фронтовик» никто иной как комиссар (ВЧК?), и он на картине не в полувоенной, а в настоящей военной форме. Надо ли понимать, что старик говорит о причине несчастий?! Причем говорит не с кем-нибудь, а с комиссаром или сотрудником ВЧК. «Почему были несчастья на земле русской...» и становится постоянной темой исследования для Петрова-Водкина в советский период его творчества. Особенно заметным это стало в итоговом произведении «Новоселье». Художником движет не собственная обида на много обещавших народу, но обманувших политиков и политиканов, он мудро вскрывает трагический ход истории, ставший таковым из-за отступления русскими людьми от Бога.

Отсюда подбор и сочетание образов. В правой части полотна вождю соответствует женщина с грудным ребенком на руках. Сам художник распределил роли среди своих героев так: "Хозяин — в белой рубашке за столом с трубкой. Его жена с ребенком в кресле..." Скорее всего, эти слова надо понимать с иным значением, помня о приеме замены смыслов, хотя авторская ремарка тоже кое-что нам говорит. Для философии композиции у Петрова-Водкина важны не родственные, а смысловые отношения между героями. И если на иконах мы привыкли видеть Богородицу с тайной скорбью в очах, сидящей на Престоле в качестве Царицы Небесной, то здесь сидит в чужом кресле-троне жизнерадостная советская женщина, бывшая крестьянка, уверенная в своем будущем, на глазах у всей публики без стеснения кормящая грудью младенца. Именно к данной фигуре, подчеркивая ее значительность и ее деревенское происхождение, художник выстраивает с помощью домотканого половика «въезд» в композицию. Это настолько красноречивый ход мысли, что всякие комментарии излишни.

Рядом с матерью стоят две антимироносицы: курящая магдалина «нового мира», голова которой повязана красной косынкой, и женщина, лицемерно смотрящая на мать, одновременно обнимающая магдалину, а на языке жестов — одобряющая ее антикаждение. Сочетание папиросы и грудного младенца симптоматично. После того как пальнули пулей в святую Русь, стала потребна и нравственность, отличная от христианской. Художник, словно через лупу, пытается разглядеть (подчас даже чрезмерно) новый «моральный кодекс», что, на наш взгляд, и является центральной темой «Новоселья».

Не от того ли в центре композиции живописец помещает фигуры двоих влюбленных? Вероятно, мы становимся свидетелями зарождения их отношений. Впереди — целая жизнь: по какому «кодексу» ее будут строить молодые? Согласятся ли они с требованиями поэта «Довольно жить законом, данным Адамом и Евой!», чтобы стать красным Адамом и красной Евой, или все-таки возобладает разум, и они пожелают остаться «одной плотью»? Этот вопрос Петров-Водкин оставляет, кажется, открытым. Нравственный выбор — за самими героями. Да, раненный молодой человек уже, вероятно, познал Каинов грех братоубийства, но у него остается возможность покаяния. Однако боец и сам поплатился кровью. Молодые находятся на границе двух реальностей: в зазеркалье перед безлюдным столом, заставленным грязной посудой, — и в действительности перед многолюдным застольем. Многозначительное положение...


3. Описание с сайта Третьяковской галереи

Картина создавалась художником для выставки «Индустрия социализма» 1939 года. Автор говорил о своем замысле следующее: «Я стремлюсь передать исторический момент, когда наша страна, победив на фронтах Гражданской войны, стала переходить к мирному строительству. Время действия — 1922 г. Весна. Рабочая семья получила квартиру в центре города. Прежний хозяин ее — фабрикант или банкир, сбежал за границу. [Новый] Хозяин — в белой рубашке за столом с трубкой. Его жена с ребенком в кресле. Затем ее отец ... из деревни.

Человек, сидящий за столом, рассказывает — пять лет он отсутствовал. Все охают и радуются. Дальше — типаж как бы бывшей земской учительницы. Рядом — с фронта раненый, который что-то говорит девушке, они невольно влюбляются. В правом углу картины разговор молодого фронтовика со стариком, который прожил долгую жизнь и знает, почему были несчастья на земле русской. Кругом светлая белая ночь». Несмотря на позитивный замысел художника, картина получилась противоречивой и напряженной.


PS Напомню, что ранее картина разбиралась в Пояснения к статье М.Кантора "Как смотреть картины" III. Новоселье

Tags: Живопись, Описание картин, Петров-Водкин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments